Православное      
Народное Движение      
«Курский вокзал.      
Бездомные, дети»      

Внести пожертвование
Как помочь уже сейчас
Сдать одежду Записаться волонтером Купить
посуду
Пожертвовать деньги Напечатать
брошюру
Распространить информацию
 Нам доверяют!    

      

Поменять жизнь беспризорнику?..


… - запросто! - скажет вам любой «социальный» чиновник. Все продумано: ложишься в больницу, потом приют, потом уютный детдом или приёмная семья. А вот как это выглядит в действительности. Анжела, 14 лет от роду, прожила под платформой 2 месяца, разболелась и попыталась что-то изменить в своей жизни...


...Накануне мне позвонила наша Аня Федотова, она встретила Анжелу в переходе, той совсем плохо, согласна на приют. С приютом есть принципиальная договоренность, надо ехать. Утром я приехала, из-под платформы вышло несколько ребят. Пошли покупать одежду для приюта - эта грязная, прописанная, изорванная. Заодно подкормила пацанов и купила им лекарства.

В это время Аня вела переговоры с одним из лучших московских приютов. Переговоры длились около двух часов. Девочка начала нервничать. Они пригласили приехать, поговорить с психологом, обещали помочь с больницей. Приехали в приют. Беседа с психологом заняла минут пять. Итог - помочь вам ничем не можем, обращайтесь в милицию.

Когда мы вышли, у ребенка желание ехать в милицию почему-то не возникло...

Прошло два дня. Состояние Анжелы не улучшилось, она согласилась ехать в милицию. Приехали на вокзал, заходим в отделение. Подразделение по делам несовершеннолетних - в другом здании, но дежурный любезно позвонил начальнику. Тот обещал подойти. Пришел минут через 20. Я, говорит, принять девочку не могу, подчиненные в отпуске, а у меня много бумажной работы. Езжайте в другое отделение, я с ними договорился.

Девочка неважно себя чувствует, но крепится. Поехали. Зашли в ПДН, там несколько симпатичных девушек, смотрят на нас, как на зверюшек в зоопарке - видимо, нечасто к ним беспризорники приходят. Расспрашивают - интересно. А что дома, пьют? А что под платформой, лаком дышат? А Вы что там с ними делаете? Прямо под платформу к ним залезаете? Она здоровая?

Нет, говорю, болеет. Написали акт, вызвали перевозку. Часа через два приехала медсестра из Морозовской больницы: какая она грязная, фу, утверждает, что больная? Что у нее может болеть, притворяется. Ладно, подстрахуемся, вызовем скорую, но скорая тут не нужна, притворяется.

Вызвали скорую. Приезжают через полчаса: а мы не педиатры, мы не понимаем, ее, что, щупать надо, да что с ней такое, а чего она дома не живет...

Ребенок плачет: ничего не нужно, никуда не поеду. Все, поедешь, никуда не денешься.

Приехали в больницу: а что вы ее привезли с одним актом, нам три нужно, как мы ее положим? Пообещала привезти утром еще два акта из милиции, написала расписку, вернулась домой ночью.

С утра - в милицию, потом в больницу, переодела, покормила.
Состояние плохое, начали курс антибиотиков...

Прошло несколько дней. Девочке стало лучше, вопрос о ее дальнейшем устройстве остался открытым. Поехала к ней домой. Пьяная бабушка, пьяный дядя, пьяная мама. На полу бутылки, окурки, на стене - Анжелкины грамоты и благодарственные письма родителям за хорошего ребенка... Бабушка агрессивная - я еле ноги унесла.
-Что делать будем?
-А чего ей дома не живется? Кровать есть.

-Давайте решать.
-Пойдем в соц. органы, пусть они решают.

Пошли. Сидят три дамы в комнате.
- Что делать с ребенком? Скоро выпишут.
- А ты, мамаша, ее не забирай, и мы лишим тебя родительских прав. Или забирай - и в психушку - что она дома не живет. А потом в спецшколу - оттуда не убежишь.

Ничего не решили.

Через несколько дней Анжела убежала из больницы и вернулась под платформу.

Татьяна СВЕШНИКОВА


Историю Анжелы продолжает рассказывать Анна ФЕДОТОВА:

Переговоры с приютом длились 2 дня. А весь кратко изложенный выше процесс занял 5 дней. Закончилось госпитализацией только благодаря терпению и мужеству Тани!

Второй день переговоров был очень трудным! Дежурный говорит одно, социолог - другое, психолог - третье, позвали начальницу отделения - она энергичным голосом в итоге отправила по месту жительства...
Психолог, правда, согласилась поговорить с девочкой, но сначала минут 40 я ей объясняла, как лучше с ней общаться.
К концу дня мне было физически плохо, а что с Таней и Анжелкой было - вообще не описАть!

Когда настало время выписки Анжелы из больницы, встал вопрос, куда ее теперь девать, не под платфору же возвращаться...
Звоню сразу начальнице того ПДН, откуда девочку клали.
Первый вопрос:
- Откуда у Вас мой телефон?
Далее:
- Разве через нас клали?
- А почему она в этой больнице оказалась?
- А почему акты отдельно возили? Мы не имеем права давать посторонним акты.
- А что мы можем сделать? Больница нам не подчиняется.
- Они не имеют права ее просто так выписать.
- У них там есть юрист или социальный работник?
- Если вы ее заберете, то нарушите закон.
- И если они на улицу выпишут - тоже нарушат закон....

И каждое звено этого круга, по которому ходят наши подростки: ППС, ПДН, больницы, приюты, детдома, родители.... - никто не отвечает за конечный результат.

Сейчас Женя (она в крещении Евгения), чудом, дома, но после нескольких дней улицы.... Надолго ли?
Закон запрещает устраивать ребенка туда, где он не прописан, и запрещает "посторонним" лицам вообще им заниматься. Невольно все время вспоминаю горькие слова одного батюшки, который занимается воспитанием брошенных детей: "Если хочешь помочь ребенку - нарушай закон"...

Дата публикации: 22.10.2008

http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=2&s=37&id=8093&vote=1363750558



О проектеЧем помочьСделать пожертвованиеОтчетыКонтакты


© 2006-2020 ПНД "Курский вокзал. Бездомные, дети". Все права защищены.